«Старые стены» в Ногинске

Picture24.jpg - http://www.mosoblpress.ru
Фото: www.mosoblpress.ru


Люди старшего поколения помнят фильм «Старые стены» , в котором Людмила Гурченко исполнила роль директора текстильной фабрики

Эта роль отличалась от постоянного амплуа актрисы . Многие знают и о том , что фильм этот снимался в Ногинске на Глуховском хлопчатобумажном комбинате . При жизни актриса выпустила несколько книг , в которых рассказывала о своей жизни . Одна из книг - «Аплодисменты» . В этом номере мы напечатаем отрывок из этой книги , в котором рассказывается , как снимался фильм «Старые стены» .

...Как-то февральским, а может, мартовским вечерочком все того же 1973-го я играю в театре все ту же безрадостную «Дурочку». В антракте за кулисы ко мне влетает второй режиссер с «Ленфильма» - человек живой, артистичный, с острым умом, легкий в общении, мгновенно ориентирующийся в любой обстановке. В общем, образ стопроцентного, незаменимого кинематографиста. И фамилия красноречивая - Беглов, Геннадий Беглов.

- Мадам, привет! Лихо пляшете, народ ликует... м-да... Скоро пожалуйте на родную студию-с? О! Это хорошо, хорошо... м-да... Мадам, а вы не хотели бы сыграть в фильме о-у лу-ю-бви?

И в моей голове с ходу засела мелодия из фильма «Мужчина и женщина». И вот я уже танцую с каким-то загадочным мужчиной в усах и бакенбардах. Вокруг тесно прижавшиеся пары. Плывет сладкая музыка.

…Съемки были в разгаре. Худсовет перестал придирчиво следить за моим исполнением роли директора. Приближался самый ответственный для меня «объект» - кабинет директора. Мы его снимали в настоящем директорском кабинете одной из ткацких фабрик Ногинска. Эта сцена, когда я провожу с начальниками цехов утреннюю пятиминутку. Знаю, что у меня на фабрике будет план. Знаю, что энтузиасты в моем коллективе есть. И они моя опора. За длинным столом моего директорского кабинета, вперемешку с актерами, сидели настоящие начальники цехов. Но мысль о том, чтобы я после смены спела им что-нибудь из «Карнавальной ночи», даже не обозначилась в атмосфере. Мы только сфотографировались на память, но без подчеркивания «нена-стоящести» происходящего. Все отнеслись с уважительным вниманием ко мне, как будто я и в самом деле - ну не директор, конечно, но какой-то все же начальник. Это были самые замечательные съемки. Для души!

17 июня 1973 года. Был жаркий летний день. Июнь - самый любимый волнующий зеленый месяц. В этом месяце идеальное состояние природы для влюбленности. И этого месяца я почему-то ждала уже в тридцать восьмой раз с тайными надеждами. В этом прелестном ногинском июне я только работала и любила свою семью. И больше ничего. Во Дворце культуры снимали свадьбу молодоженов. Снимали ночью, потому что днем во Дворце своя запланированная культурная жизнь. Закончили работу в четыре утра, быстро в машину - и в Москву. Короткий сон, а в девять утра у дома «киносъемочная» со сту-

дии «Мосфильм». Еду на съемку к Ташкову, где снимается главная декорация - «квартира Ванюшиных».

В 17:30 у студии стоит такси из Ногинска. Снимается режимный кадр: директор Анна Георгиевна Смирнова приходит к работницам в старые казармы-общежитие. Эх, сцена! Снимались сами работницы фабрики и только две актрисы. Все эти женщины годами стоят в очереди на квартиру, кому же, как не им, по-настоящему известно, что это такое. Они забыли про съемку, они обступили меня со всех сторон, они так пытливо всматривались: обманет или доведет дело до конца... Ах, я бы им все-все отдала, всем-всем квартиры, через все невозможные пути, ходы, просьбы, прошения - так на меня, актрису, играющую их директора, смотрели люди, не актеры, у которых актерская задача была их насущнейшей жизненной потребностью. Это одна из самых сильных и достоверных сцен в фильме Виктора Трегубовича. Режим кончился. И опять ногинское такси повезло меня в Москву. Мертвая, прямо в гриме и одежде, повалилась на кровать. Было начало девятого. Звонок. Ах, надо выдернуть штепсель.


- Дочурка, ето папусик! Як ты? Вже пять дней тибя не видев, моя ластуш-ка, мой труженичек. Ты ж не забывай себя так, а то ты... Ты, як я. Не могу

сидеть без дела. Мы ж з тобою не што и она. Ей усе спать и есть, во порода, ты скажи на милысть.

- Папочка, как ты, как чувствуешь себя?

- Наверна, скоро помру, а она все не верить. 3 утра, знаешь, дочурка, так сердце прихватило, ну, думаю, все, девки, война и смерть моя. Потом понапивсь разных лекарств, вроде полегчало.

…Это было в начале девятого, а в десять вечера я стояла в маленькой комнате, которую родители выменяли на нашу харьковскую квартиру. На тахте лежал мой папа и чему-то счастливо улыбался. Умер наш папа.

Безусловно, требуется время, чтобы разобраться в происшедшем, в своих эмоциях, в себе. Просто удивительно, какое же количество второстепенных, ненужных мыслей проскальзывает в час трагедии. Именно в тот момент, когда весь организм сотрясается горем. Ведь потрясение, казалось бы, должно придавить все мелкое и постороннее. Ничего подобного... Почему они закрыли крышку гроба? Подумаешь, законы: стоит автобус - открываем, поехали - закрываем. Скорее бы расстаться с этим автобусом. Зря эта тетка надела голубое платье - все в темном, какая бестактная, неужели она нравилась папе?

А я сама, тоже вырядилась - во все черное, и все со штучками, оборочками, все непросто, как будто на чужих похоронах замуж собралась милая вдовушка. Правильно папочка говорил: «Поший себе хоть одну солидную вещь...» Пошью, теперь пошью, даю тебе слово, папочка, теперь у меня все будет солидное... Не забыть бы тропинку, что ведет к могиле. Завтра одна приду сюда, поплачу, поговорю... Какая погода, как назло. Что? Троица? Да, да, папа говорил, что Бог на Троицу призывает к себе всех лучших людей. Но мне от этого не легче. Почему я не плачу? Ведь надо плакать... Да, надо вот с этими молодыми могильщиками расплатиться пощедрее, а то скажут, работали у артистки, что снималась в «Карнавальной ночи», а она пожмотничала. А-а! Бросать землю. Так положено? Да-да, помню. Значит, фотографию, где мы все на коленях у папы, я положила, крестик положила, платок моей школьной подруги Милашки с ее инициалами положила... Вот папин сын, мой родной брат Володя произнес нужные по такому случаю слова. Папа столько раз их говорил: «Хай земля ему будить пухум...» Ну все идет пока как у людей. А завтра я все, что у меня есть, - раздарю. Деньги раздам друзьям на угощение, этим старичкам, что стоят у церкви, - пусть помолятся за усопшего раба Марка. Папа будет доволен. А послезавтра он воскреснет и снова будет с нами. И в это я верила абсолютно. Да кто же тогда на этом свете должен жить, если такого чистого, моего доброго папы не будет! Нет, в тот момент у меня даже мысли не было, что это навсегда.

А назавтра я блуждала-блуждала по кладбищу, искала-искала дорожки и, казалось бы, неизвилистые тропинки... Не помню. Ничего не помню. Стемнело. Кладбище вечером пугает. В голову лезут страшные детские сказки. Ух о ж у по главной аллее кладбищенского парка, все оглядываясь и проверяя, где же я сбилась...

Папа во мне. Папа в нас! Он хотел, чтобы я работала, чтобы я несла людям радость. Он хотел гордиться мною. Он хотел, чтобы я была счастлива! Я буду работать, ты будешь мною гордиться, я буду счастлива!

...А на следующий день я стояла перед камерой. Три дня отпуска в связи с «непредвиденными обстоятельствами» кончились. И хорошо. Какое коварное изобретение - кинокамера. Она способна куда с большей пронзительностью, безжалостной точностью, чем литература и самое прекрасное фото, зафиксировать переливы и вибрацию души! Когда я смотрю те кадры, после свежей раны... Не-ет, не сыграешь, не загримируешь, не срежиссируешь.

Сокровенное идет из глубины - оно и есть подлинное. Больше всего в то время я боялась оставаться одна, наедине со своими мыслями.

В «Старых стенах» предстояло озвучание.

Подготовил Сергей КОЗЛОВ



Данный материал опубликован на сайте BezFormata 11 января 2019 года,
ниже указана дата, когда материал был опубликован на сайте первоисточника!
 
По теме
Есть моменты, которые никогда не повторяются и не забываются. В августовских сумерках горят Ростральные колонны, тихо шепчет Нева, и под аккомпанемент 7-й симфонии Шостаковича поднимается Дворцовый мост.
Трое детей погибли в результате пожара в частном жилом доме в д. Малое Видное - Газета Истра сегодня Трагедия произошла вечером 11 августа. По предварительным данным, мать оставила детей без присмотра (2 девочки 9 и 7 лет, мальчик 5 лет), в доме на мансардном этаже, закрыв дверь на ключ.
Газета Истра сегодня
Почти 2,5 тысячи новых случаев коронавируса выявили в Подмосковье за сутки - MosRegToday.Ru Фото: [ Валерий Мельников / РИА Новости ] В Подмосковье за минувшие сутки выявили почти 2,5 тысячи новых случаев Covid-19, с начала пандемии в регионе выявили более 1 миллиона случаев инфицирования,
MosRegToday.Ru
Img - РТВ-Подмосковье В Дмитровскую областную больницу поступил новый реабилитационный тренажёр для восстановления функций верхних и нижних конечностей, сообщает пресс-служба администрации муниципалитета.
РТВ-Подмосковье
Два берега одного города. - ЦБС г. Протвино 10 августа в рамках программы «Активное долголетие. История и искусство» в Центральной городской библиотеке им.
ЦБС г. Протвино
Есть моменты, которые никогда не повторяются и не забываются. В августовских сумерках горят Ростральные колонны, тихо шепчет Нева, и под аккомпанемент 7-й симфонии Шостаковича поднимается Дворцовый мост.
Вести-Москва